Официальный сайт поэта Дронникова Виктора Петровича

Творчество поэта

Главная » Тематическая подборка стихов поэта "Великой Победе посвящается"

 

 

                        КОЛЬЦО

 

Сыновним чувством схваченный в кольцо,
Смотрю, как дождик трудится над пашней.
Какое было у отца лицо

В атаке той последней рукопашной?

Накатывалась едкая слеза

От близкого слепящего разрыва.
Какими были у отца глаза,
Когда залёг весь батальон прорыва?

Какою мыслью был он напряжён,
Минуя поле минное вслепую,
Когда взяла убийственный разгон
Ему навстречу снайперская пуля?

Быть может, смерть заметила его

В бинокли с наблюдательного верха?
Я знаю всё о штурме Кенигсберга,
Я об отце не знаю ничего.

 

  

 

Фрагмент картины В.Нестеренко МОЛЕНИЕ О ВИТЯЗЕ

За ушедшего на битву,
За последний русский край
Я шепчу одну молитву:
- Витязь мой, не умирай...
Подрывной волной фугасной
Гнут Россию на излом.
Господи, не дай погаснуть
Русской жизни под огнем.
По крови бежит остуда,
Как от раны ножевой.
Витязь мой, приди оттуда
Невредимый и живой.
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Сколько русской крови льется.
Господи, не покидай
Всех, кто бился,
Всех, кто бьется
За последний русский край.
Вот и вся моя молитва
До последнего конца,
Только б слитно,
Только б слитно
Бились русские сердца.

 

 

 

 

 

 

 

ВОСПОМИНАНИЕ О ПОНЫРЯХ

Помню Поныри! Птицы кричали.
В дальней роще дымился костер.
Задохнулась душа от печали,
Обожглась о сентябрьский простор.
...............................................
Здесь они ожидали подмогу.
Здесь броню прожигали глаза!
...Лист кленовый слетел на дорогу
Прямо в рубчатый след колеса.

Плачь, душа! Ты обязана многим -
Искалеченным и убогим...
Плачь, душа, и гори до конца.
Вон стоит у ларька одноногий,
Это он не дождался подмоги...

Это я не дождался отца!

 

 

  

 

ПЛАЦ-РИНГ

Оккупация.
Шпарит фокс.
На заборах афиши -
Бокс.
Комендант обожает
Блиц-криг.
Баб согнали,
Горит плац-ринг.
Вбить хотят
В эти бледные лица
Уважение
К силе арийца.

Над церквушкою
Колокол —
Гонг
Комендант на балконе,
Как бог.
Вышли двое,
Друг друга
Щупают.
Пауль — тумба,
А Лешка щуплый,
Пауль метит
В белок, в белок.
Лешка верен себе -
Нырок.
Лешка бьет,
Лешка с левой
Лепит.
Тумба тоже
Великолепен.
Ближний бой —
Тумба входит
В клинч.
Сто салютов —
Ребячий клич.

Лешка жилистый,
Как мустанг.
Тумба, тумба
Уже устал.
Лешка видит все.
Лешка давит.
Только что это?
Оседает.
Неужели конец?
Конец...
Ниже пояса
Бил, подлец!

Ну так что ж
Рефери не судит?
А у Лешки
Порвались сосуды.
Вот лежит он,
Белее мела.
Ах, как лают
Секундомеры.
Лешка, милый,
Вставай, вставай!
Лешка, милый,
Давай, давай!
Восемь!
Лешка,
Пора, пора.
Девять —
Лешка встает.
Ура!!!
Лешка легок.
Не ходит —
Парит.
Он побьет,
Я держу пари.
Вот он,
Вот он,
Удар коронный.
Вот такими
Сшибают короны.
Будто лопнул
Полуторки скат,
Ну считай же,
Считай же, гад!
Это тоже тебе -
Сталинград.

 

 

 

 

 

 

         

        

       В ДЕНЬ ПОБЕДЫ

             
Фёдору Васильевичу Дронникову

 

Тридцать лет свои награды
Чистит, словно на парад,
Три войны прошедший кряду
Старый гвардии солдат.
Он сидит, как гвоздь застолья,
В окруженье сыновей,
Пьёт за тех, кому не больно,
И за тех, кому больней.
Ах, как смерть его любила,
Три войны в обнимку шла,
Но ни разу не убила,
Только ногу отняла

Если б даль того разрыва
Выветрить из сердца вон!
Что задумался, служивый,
Трижды победитель войн?
Ничего не отвечает,
Даже бровью не ведёт,
Только головой качает –
Значит, скоро запоёт.
Запоёт он, как заплачет,
Все про полюшко, про то…
Будто в песне что-то спрячет,
Будто жизнь переиначит,
Будто похоронит что.

 

 

 

 

 

 

                * * *


Я спал в зелёной колыбели

У птичьей песни на краю,
Когда железные метели
Накрыли Родину мою.
Свинцовых струй вражда слепая,
Цветов кровавая купель.
Мать. Мама. Девочка седая
Мою качала колыбель.
Прошла гроза, и вслед за громом

Над вешней Родиной моей

Всем существом, зелёным горлом

Ударил ранний соловей.
Как будто пел за всех пропавших

У птичьей песни на краю…

Как чутко древний свет ромашек

Овеял Родину мою.

 

  

           СЕРАЯ ПЫЛЬ

                           Алексею Дронникову

Солдатской колонны маршевый шаг,
И выдох и вдох один.
Но женщины скорбный прощальный взмах

Напомнил мне, чей я сын.
Забыл я, забыл я родимый дом,
Сирень у резных крылец.
Но марш военный напомнил о том,
Что был у меня отец.
Колонна идет, как взрывная волна,
Трубач полковой охрип.
Как будто идет сквозь меня война

И все, кто на ней погиб.
И нет мне дороги домой до конца,
Забвенье врывается в быль.
И смертные слезы не смоют с лица
Солдатскую серую пыль.

 

 

 

 

 

               ПОРТРЕТ

Гляну на фото отцовское в раме —
Общее есть в нас — в лице.
Все до мельчайшего помню о маме

И ничего — об отце.

 

Вянут цветы над могилой, не вянут?
Где эта даль?.. Далека...
Как единица учтен и помянут

В пыльном архиве полка.

Кто мне подробные черточки выдаст,
Как он ходил, говорил?
Вот он на фото - рубашка навыпуск

А папиросы курил?

И никогда не узнать мне об этом.
Поздно, и нету концов.

Ладно о них, дорогих мне приметах,
Важен характер, лицо!

Станем когда-нибудь рядом с ним в раме

Общее есть в нас - в лице!
Светлая-светлая память о маме,
Долгая мысль об отце.

 

 

 

 

              ***

Обелиск под небесами.
Поле. Тишина.
И плывут перед глазами

Павших имена.

Рожь так жарко закипает

В этот знойный день,
Что на буквах проступает -
Золотая тень.

И колотится, нет сладу,
Жилочка в висок,
Точно так же об ограду

Бьется колосок.

 

 

 

 

 

 

           ГРАНАТА

Представляю: снег в горсти,
Впереди металла груду.
Я не мог тебя спасти

В роковую ту минуту.

 

В тот смертельный выдох сил

Для последнего замаха.
Жив остался б — я спросил:

— Батя, было чувство страха?

Срок придет — отвечу сам,
С той гранатой коченея,
Есть один приказ глазам —
Поточнее... поточнее!