Официальный сайт поэта Дронникова Виктора Петровича

Сборник стихов "Светотень", 1975 г.

Главная » Книги поэта » Сборник стихов "Светотень", 1975 г.

 

  

 

 

 

Подборка стихотворений из сборника «Светотень»:

 

 

 

ВОТ ОНА,  РОДИНА

 

Вот она, Родина, как на ладони,

С горки зеленой видна.

Тихо заржали за речкою кони,

Грустно ответила им тишина.

 

Легкое облако встало над лугом,

Тень побежала окрест.

Вот они, вечные счастье и воля

Милых родительских мест.

 

Здесь я в начальной школе учился,

Змея пускал на горе,

В низеньком домике сам себе снился

В золоте и серебре.

 

Жить бы и жить в этом ярком покое,

Речку любить, зеленя.

Вскинули головы чуткие кони

И не узнали меня...

 

 

 

 

***

 

Памяти отца

 

Тихо и ярко в родимой домине.

Берег родительский. Дуб на вершине —

Солнце по листьям шумит.

Влагой воздушной в зарослях веет,

 

Пчелы летят по лучу.

Вот и могила отца зеленеет.

Что ж я не плачу, молчу?..

 

Небо глубокое. Вешние воды.

Ласточки свист над крыльцом.

Облачко белых ромашек наводит

Светлую тень на лицо.

 

 

 

***

 

В берегах отстоялась вода,

Ждать недолго уже непогоду,

Зябко светит ночная звезда

В золотую озерную воду.

Стал тусклей и сонливее день,

Удлинились в полях километры.

Задрожали огни деревень,

Засвистели осенние ветры.

И шагая в предутренней мгле,

Возле зарослей бывшего дома,

Я подумаю вдруг о тепле,

Что хранит еще ворох соломы.

 

 

 

***

 

Он точен был - полет металла.

И птица выронила свист.

В листву скользнула и упала,

Сама зеленая, как лист.

 

Зеленая... Взглянул и замер.

Обжегся, словно об огонь.

Невыразимыми глазами

Она глядела на него.

 

Она так пристально глядела,

Что он глаза не отводил,

Как будто вымолвить хотела:

За что же ты меня убил?

 

 

 

РОДНИК

 

Он в недрах каменных возник,

Пробил земную корку,

Тот щедрый маленький родник,

И покатил под горку.

 

То надо травы напоить

И не забыть о птицах.

Иначе незачем и жить,

К большой воде стремиться.

 

То каплю выпросит цветок.

А коршун сам напьётся.

Но путь к большой воде далёк,

А землю сушит солнце.

 

Ему бы где-то напрямик,

А он всё вил колечки.

И пересох он, мой родник,

Почти у самой речки.

 

Всего бы капельку ему

(Трём пчёлам не напиться),

Чтоб выбить русло самому,

С большой водою слиться.

 

 

 

РАДУГА

 

Как ярко радуга открылась

Над свежей озимью полей.

И словно выше осветилось

Сквозное небо этих дней.

 

Сверкнет ли птицы оперенье,

Иль звоном отзовется лист –

Весь мир в прозрачном озаренье,

И ты, как луч, душою чист.

 

И хорошо тебе. И красен

В листве берез обратный путь.

Всего лишь миг, но он прекрасен

Тем, что нельзя его вернуть.

 

 

 

***

 

Застигнет мгла на самой круче,

Грозой повеет, как бедой.

Куда ни гляну — тучи, тучи,

Куда ни поверну ладонь.

 

Я упаду лицом в ромашки,

И станет выше древний холм.

И вдруг так памятно и тяжко

Ударит отдаленный гром.

 

И вспыхнут грозные виденья,

С тяжелым топотом вдали,

О днях великого смятенья

И потрясения земли.

 

Россия — красная рябина,

Ты крепла в бурях и огнях.

Железом жгли тебя, рубили,

Свинчаткой метили впотьмах.

 

И сколько их, разноплемённых.

В полях оставили свой прах.

В кольце долин своих зелёных

Ты вся, Россия, на холмах.

 

 

 

***

 

Когда звенит морозный дол,

Когда на сердце даль,

Ты спой о том, родной щегол,

Что больше жизни жаль.

 

Пусть отголоском лучших дней

Мне будет твой привет.

Ты спой о матери моей,

Которой больше нет.

 

Про белый сад, про отчий дом

Ты спой, как сердце вынь.

На той земле, на месте том

Седым-седа полынь.

 

О том, как вмерз кленовый лист

В тот, первый в жизни лед,

Напомнит мне твой ломкий свист

И в детство уведет.

 

Про то, что мне всего родней –

Звени, щегол, в рассвет...

И вновь о матери моей,

Которой больше нет...

 

 

 

ДЕТСТВО

 

И никакой тебе загадки —

Зачем обижен добрый пес,

Стекло разбито из рогатки

И ябеде расквашен нос.

— Штаны, спущу с тебя, задира…

Сосед в угрозах наторел.

А перед домом бригадира

Опять фонарь перегорел.

Он долог, перечень геройства,

И нескончаем, может быть.

Но я заметил в людях свойство:

Светло о детстве говорить.

 

 

 

***

 

Вот и выпал первый снег,

Разлетелись птицы.

Мой хороший человек,

Что тебе не спится?

 

Я тебя не позабыл

И не позабуду.

Отчего ты загрустил

В грустную минуту?

 

Если вспомнил о весне,

О зеленом лете,

Значит, вспомнишь обо мне

В этом новом свете.

 

 

 

ЯБЛОКО

 

Я выбрал яблоко одно

На яблоне высокой.

Я так боялся, что оно

Вдруг упадет до срока.

 

Я на рассвете в сад бежал ?

Узнать: висит ли яркое?

Я даже в мыслях не держал

Сорвать его как яблоко.

 

И в безмятежной тишине

Легко пришло наитие,

Что никому, а только мне

Принадлежит открытие.

 

Не знаю сам, чего я ждал,

Какую ждал минуту?

А кто-то шел и увидал

И удивился чуду.

 

Он палкой сбил его, на вкус

Попробовал рискованно,

И тут же выбросил под куст,

Боясь набить оскомину.

 

Теперь при встрече с красотой

Иной, иного сада,

Мне помнится обидчик мой,

И на душе досада.

 

 

 

РАННИЙ РЕЙС

 

Что делать мне с чужой тревогой?

Как позабыть тот ранний рейс?

Звенела красная дорога,

Как железнодорожный рельс.

Рассевшись, словно по ранжиру,

Кто помоложе — у окна,

Дремали скучно пассажиры.

Но не смыкала глаз одна.

Глаза весенне отражали

Прозрачный заоконный вид.

И только брови остужали

Его осенний колорит.

Так вся была она открыта

Сиянью неба и полей,

Как будто в ней нашло защиту

Очарованье этих дней,

Когда в лесах не слышно звону,

А воздух дня щемяще чист.

И в небеса подобно стону

Летит, летит озябший лист.

Как много в нем простого смысла,

Нас доводящего до слез!

Она в безлюдном месте вышла

И скрылась в зареве берез.

 

 

 

***

 

Любимая, не плачь, что молодость уходит,

Её не удержать. Наш август позади.

Пусть краски сентября тебя с ума не сводят.

Любимая, не плачь о том, что впереди.

 

Еще прозрачны дни, и ветер загустевший

Приносит сладкий дым багряного листа.

И тонкий луч звенит, слезу твою задевший.

Любимая, не плачь. Душа твоя чиста.

 

Я рядом, я с тобой. Ты навсегда любима.

Взгляни в мои глаза и долго не горюй.

Еще свежей горит под инеем рябина,

И в заморозки жгуч ответный поцелуй.

 

 

 

***

 

Останьтесь со мною, деревья и травы,

На стежках звериных цветы.

Останьтесь, останьтесь, куда вы, куда вы?

Нам хватит земли и воды.

 

Останься, звезда, недоступною тайной.

Хорошая песня, не падай из рук.

Останься, щеглиный, сухой и хрустальный,

Морозцем прихваченный звук.

 

Природа родная! В своем чародействе

Я добрый — не злой человек.

Под отчими звездами спящее детство,

Останься со мною навек.

 

 

 

ЛАСТОЧКА

 

Ветер деревья валил,

Ласточку буря разбила.

Помню, ее хоронил,

Там, где цветами рябило.

Выстелил травкой постель,

Веткой могилку приметил.

Помню — кричал коростель,

День был по-майскому светел.

Там, где калина цвела,—

Молодость канула в лету.

Мама когда умерла,

Вспомнил я ласточку эту.

Все было, как и тогда,

Птица в кустах надрывалась.

Что ж я не видел, когда

Буря и к маме подкралась?

 

 

 

***

 

Звезда, что меня согревала огнем,

Осталась за далями детства.

Уже не войти мне в родительский дом,

Теплом его не обогреться.

И все же какой-нибудь искрой огня

Согреешься на пепелище,

Когда, выводя тебя из забытья

Соловушка рядом просвищет.

Спасибо тебе, что меня разбудил

В нелегкую эту минуту.

Спасибо тебе, что меня не забыл,

Я тоже тебя не забуду.

Так пой же, соловушка милый, звени!

Мне грустно. Но жизнь бесконечна.

Пусть голос твой льется,

Как голос земли,

И ныне, и присно, и вечно.

 

 

 

КОШКА

 

В этом доме давно не живут,

Обветшалый стоит в запустеньи.

И ночами по стеклам скребут

Безголосые голые тени,

Да, пугая покой нежилой,

Свет зеленый блуждает в окошке

Все хозяева взяли с собой,

Лишь забыли про старую кошку.

И ночует она за трубой,

Верность дому храня и терпенье,

Погружаясь, как в сон золотой,

В ледяное метельное пенье.

 

 

 

***

 

Есть роща белая. Прохлада.

Родник, мне родственный душой.

Глоток воды — вот все что надо

Перед дорогою большой,

Чтоб в жажде губ не размыкая,

Я кожей чувствовал его.

Глоток воды родного края —

Всего лишь — больше ничего.